ДО ИНДИИ ВЕРХОМ

“Тамворт – это небольшой город местного значения в районе Новая Англия в Нью Сауз Веллсе, Австралия.  Он расположен на берегу реки Пиил и является районным центром в этой области.” Википедия.

 

Моя последняя рабочая поездка перед Новым Годом была в маленький городок Тамворт. Коллеги обсмеялись, когда узнали, куда я еду, и наперебой советовали взять сапоги с набойками, чтобы танцевать деревенские пляски. К моему стыду, я даже не знала, что это “Нью Васюки” – центр национального значения для определенного жанра музыки и песен. Каждый год в Январе там проходит огромный фестиваль, куда стекаются музыканты и певцы со всей Австралии и из-за рубежа.

First thing you see at Tamworth airport
Первое, что бросается в глаза в аэропорту

Я также не знала, что у них есть свой аэропорт местного значения, и выяснилось это только тогда, когда я спросила нашего заказчика, сколько времени мне надо, чтобы доехать к ним на машине из Сиднея. Он страшно удивился и предложил прилететь на самолете. На что я, совершенно потрясенная, спросила:”А у вас что, и самолеты садятся?”. Мне потом эта фраза икнулась по меньшей мере три раза.

Last thing you see at the Tamworth airport
Так провожают самолеты в Тамворте

Да, у них правда есть аэропорт. Микроскопический. И приземлиться на нем могут только “мини” самолеты на 24 и 36 пассажиров. И летают эти кукурузники так низко, что я вижу легковые машины на дорогах.

Through the plane window
Через окно самолета

Стюардесса всех предупреждала аккуратно протискиваться в двери, не ударившись башкой. Даже меня. Хотя у меня всего 1м 65 см роста.

"Be  careful, Bend your head"
Осторожно, не ударьте голову.

Мы благополучно прилетели около 4-х часов вечера, и я понеслась осматривать окрестности, предварительно закинув вещи в гостиницу. Как обычно, мой первый объект был Ботанический сад, но сад был закрыт. Тогда я поехала искать Большую Золотую Гитару. Она, и правда, была огромная и почти что золотая.

Большая Золотая Гитара
Большая Золотая Гитара

Это только одна достопримечательность в череде *больших* объектов: у нас еще есть Большой Баран, Большая Креветка,  Большая Коала, Большой Рак, Большой Банан, Большой Апельсин и Большая Качающаяся Лошадь. Честное слово, я не шучу. Может, еще что-то есть очень большое, но эти все я видела своими глазами. Теперь вам понятно, что мы в Австралии по мелочам не размениваемся?

По пути к гитаре я заприметила придрожный ресторан с необычным названием “Жаба и лягушка”. С моей точки зрения, это название больше подошло бы какому-нибудь террариуму, но интерес во мне уже взыграл, и я решила проверить, что почем. Внутри оказалось очень стильно, чисто и красиво: белые скатерти, сверкающие бокалы и ложки-вилки. К сожалению, я была не голодна, так как поела в аэропорту в Квонтас ресторане свой любимый кукурузный суп и салат из тыквы…

image
Лягушка и жаба Гостиница Ресторан

На входе стоял большой стол с многочисленными фигурками всяких земноводных. А под окном расположился большой аквариум с настоящей нечистью, которая орала и квакала на все голоса. По-видимому, я очень порадовала жаб/лягушек своим появлением. (Вот мне интересно, они друг друга понимают или нет? У них один язык или разные диалекты? И как они уживаются вместе? Я не заметила никаких военных происков, но, может, под покровом ночи у них разыгрываются баталии междужабового значения,  кто знает?).

image
Много всякой нечисти – живой и не очень

Я нашла парочку маленьких аккуратненьких церквушек, которые просто обожаю – они излучают спокойствие и любовь. Одна из них была напротив моей гостиницы, но она была закрыта.

image
Маленькая церквушка напротив моей гостиницы

 

Small church opposite my hotel
Маленькая церквушка напротив моей гостиницы

Зато в другой неподалеку проходила служба, и там было достаточно народа. Я потихоньку зашла и села. Обычно я зайду, похожу немного, пофотографирую и дальше пойду. Но в этот раз я решила послушать. Священник говорил, что мы все должны быть более терпимы друг к другу, к своим родственникам, друзьям и странникам. А еще он говорил о зависти: как в современном мире многие люди завидуют кому-то с большим домом, новой машиной, красивой женой.

image
Церковь покрупнее, где я отсидела службу

 

image
Люди внимательно слушают

 

image
Еще одна церковь

 

image

image
Ранне утро, народа еще нет
Told you I love churches
Я же говорила вам, что люблю всякие церкви

 

image
Красивейшие окна

 

Потом я заметила еще одну красиво отделанную церквушку, но оказалось, что это современное кафе, где можно слегка закусить, выпить чай или кофе, даже купить какие-то хозяйственные причандалы с претензией на антиквариат (сделано в Китае!). Но внутри это кафе выглядело очень даже, и на заднем дворе было пару столиков и фонтан. 

The Old Bell Tower cafe
Старая колокольня – кафе

На следующее утро я проснулась пораньше, как я всегда делаю в командировках, и понеслась искать приключений на свою голову. Ботанический сад был еще закрыт, и я поняла, что, значит, не судьба мне наломать палочек и наковырять саженцев. Я еще немного поездила и нашла небольшой парчок с прудиком и птицами. Там прошлась вокруг воды, погоняла уток и заприметила неподалеку статую лошади и солдата. То, что я увидела, было совершенно удивительно и неожиданно. В этом мелком забитом городке я нашла прочную неоспоримую связь с Индией. Как это возможно? А вот послушайте.

image
Памятник лошади и солдату

 

Я была настолько заинтригована, что поискала информацию в интернете на эту тему и вот, что я нашла в Википедии.

Памятник был посвящен определенной породе лошадей под названием Вэйлер (от штата Вэйлс). Эту породу вывели специально на экспорт как военных лошадей. Животные могли проходить огромные дистанции без воды и еды и при этом тащить на себе грузы и всадника. Австралийские фермеры тоже оценили их по заслугам в этом суровом засушливом климате. За семьдесят лет (с 1861 до 1931) в этой области вывели и экспортировали 500000 лошадей и только ОДНА лошадь вернулась назад со своим хозяином с войны. В основном, они участвовали в кавалерийских операциях. Одна известная лошадь с идиотским именем Билл Подлец везла на себе из боя с турками больше 1 километра по песку пятеро солдат: трое на спине и по одному на подпругах. Этих лошадей использовали в Англо-Индийской армии, В Первой Мировой Войне и в Египте.

Plaque for the sculpture
Мемориальная табличка

В конце военных действий более 11000 лошадей на Ближнем Востоке были проданы англичанами в качестве рабочих лошадей в Индию и Египет. Некоторых больных и раненых животных пристреливали на месте, что, в принципе, понятно. Но что меня совершенно потрясло, так это то, что некоторые солдаты-всадники предпочитали застрелить свою лошадь, чем расстаться с ней. Это была невероятная боль – оставить свою лошадь, своего товарища, своего побратима в чужой неизвестной стране. Но с другой стороны, я, наверное, понимаю их поведение после прочтения небольшой поэмы одного безымянного солдата, посвященной своей лошади (мне очень стыдно за мой фривольный перевод. Как могу)

“Мое сердце трепещет, как представлю я вдруг,

Что мой верный товарищ, мой преданный друг,

После всех испытаний и трудностей жизни,

В Палестинских полях тянет вражеский плуг.

Я коня обниму, и в слезах прошепчу:

“Ты прости меня, конь, но я не допущу,

Сам тебя пристрелю и от рабства спасу.

А ты думай, что там в Австралийском лесу

После долгой дороги прилег отдохнуть

Чтобы силы собрать на последний свой путь.

В этой жизни меня не страшит ничего,

Но клянусь, что не брошу тебя одного”.

Палестина, 1919

 

image
Об этом мемориале

 

Так что же лучше: умереть на чужбине или прозябать в рабстве?

Это очень сложный вопрос.

 

 

Музыка Garrett Miles Sings Have You Seen The Rain

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*