Скульптуры – карикатуры в Джорж Тауне ( Пенанг).

 

Джорж Таун в Малайзии  с 2009-го находится под охраной ЮНЭСКО, когда, дабы привлечь общественное внимание, несколько скульпторов-карикатуристов были задействованы в создании юмористических работ из стальных прутьев. В течение трёх лет 52 карикатуры были установлены на улицах исторического города, в основном, в округе Армянской улицы, которая является центром туристических действий. В основу скульптур были положены или выдающиеся события в Пенанге, или приключения местных знаменитостей. Несмотря на мои героические попытки разыскать все скульптуры, я преуспела только наполовину. Пространственный кретинизм (даже при наличии карты!), жара и недостаток времени сыграли свою злую роль.

“Шествие”. Эта скульптура создана в честь праздничного шествия в честь дня рождения Туа Пёк Конга – основателя Пенанга. Поскольку 1926 год был Годом Тигра, то народ таскал фигуру тигра по улицам. Залетный англичанин премного удивился такому событию и стоит, раскрыв рот.

 

 

“Кузнец”. Известная пословица “Куй железо, пока горячО” ловко переделана в “Не надо ковать железо, пока сам горяч”. Так, якобы, ответил кузнец юноше, который принёс в починку переломанные и погнутые клюшки для гольфа.

 

 

“Коромысло”. Эта скульптура восхваляет старинный способ приготовления традиционного тамильского блюда из риса, которое доставляли заказчикам на коромысле.

 

 

Вот эти два мОлодца являются частью скульптуры Коромысло. Просто в кадр все вместе не влезли.

 

 

“Ах, Куи!”  Перевести это название невозможно, так как это – имя местного купца. Он разбогател на производстве оловянных изделий. Куи построил шикарное поместье и несколько огромных домов. Когда местным властям пришло в голову проложить дорогу через его земли, Куи добровольно согласился на эту аферу. А власти в благодарность назвали две улицы в его честь.

 

 

“Пожалуйста, потише!”, или “Уличные бойцы”.  Скульптура известна под этими именами. Здесь вышла какая-то запутанная история с датами.  Короче говоря, португальский священник не мог выглядывать из церкви Успения Пресвятой Богородицы, так как её построили после изгнания португальцев (такую версию выдал наш гид).

 

 

“Один за двоих” – эта скульптура была установлена довольно недавно, в 2013 году. Смысл её заключается в том, что один несчастный индус из Панджаба вынужден работать как полицейский и пожарник одновременно. Судя по выражению его лица, он не знает, за что хвататься. А мне очень понравилось, как брандспойт непринужденно вписался в эту композицию.

 

 

“Тогда и  сейчас”. Скульптура знаменует превращение одной улицы из престижного района кузнецов в затрапезную станцию по переработке отходов макулатуры и стекла.

 

“Золотые Зубы”. Как-то одна состоятельная китайская дама пришла к индийскому ювелиру с заказом смастерить кольцо из её же золотых зубов. Надо заметить, что индус слегка остолбенел от такого запроса. Эта скульптура была одной из последних установлена в Джорж Тауне.

 

 

“Центральная Улица”.  Скульптура наглядно демонстрирует историю улицы, которая сначала была пристанищем для индусов с юга, потом  -для англичан, а сейчас это самое популярное место у туристов. Индусы прибыли сюда не по своей воле, а как заключённые – т.е. бесплатная трудовая сила. Следом потянулись миссионеры, мастеровые и купцы.

 

 

“Дыра от пушечного ядра” – немного истории просто необходимо в этом случае. В конце прошлого века в Пенанге приключилось восстание рабочих и крестьян. Правительство перепугалось не на шутку и решило утихомирить повстанцев с помощью силы. Один пушечный выстрел – и все наладилось. Но ядро попало в мечеть, дыра в стене, вроде бы, есть до сих пор. На карикатуре такая небольшая аллегория, где рикша провалился в яму на дороге (которая символизирует дыру в стене – ?!?!), пока его пассажир сидит в недоумении.

 

 

“Хадж-паломники”.  Верующие мусульмане всегда считали поход в Мекку святым делом. Из Пенанга раз в год отправлялось судно с жаждущими причаститься к святыням. Все сборы и прощания проходили на улице Арчен, где собиралась огромная толпа провожающих и торговцев всякой всячиной в надежде сбагрить какой-нибудь товар.

 

 

 

“Сбритые волосы”. Два парикмахера состязаются в мастерстве друг с другом. С двух сторон канала Прангин. Сбритые волосы они задорно швыряют прямо в воду. Ну и ладно, что там какой-то ротозей катается на лодочке. В далёкие времена этот канал использовался для доставки грузов и развлечений, а потом его накрыли и поверх проложили дорогу.

 

 

“Дешевые гостиницы”. Эта скульптура расхваливает дешевые гостиницы, которые в большом почете у туристов. Они расположены  на двух центральных улицах. Я сама жила в таком месте за $15 в день. Шикарно: дёшево и сердито, рядом с самой замечательной едой в Джорж Тауне.

 

 

A вот этот шедевр называется “Где мой муж?”. Его укрепили на стене дома, расположенного в Аллее Любви. Очень символично, не правда ли? Так вот, там, на самом деле, раньше купцы и прочий зажиточный люд селили своих любовниц. Что было первично, а что вторично, не мне решать, но это название уходит корнями в 1897.

 

 

“Дин-Дин-Дон” – с таким звуком разъезжала тележка продавца леденцов. За ним неслась толпа детей со своими скудными запасами деньжат, и продавец огромным долотом отчекрыживал маленький кусочек заветной сладости.

 

 

“Как веревки”. Эта скульптура установлена в Веревочном проезде, где с девятнадцатого века занимались ремеслом изготовления веревок. Скульптор поменял их на косы, так как многие туристы, приезжая в Азию, платят кучу денег за многочисленные вычурные косицы.

 

 

“Корова и рыба”. По-видимому, это должно быть смешно: мясник пытается поймать корову, чтобы сделать из неё филе, в то время, как его рассвирепевшая жена пытается забрать украденную рыбу у кота.

 

 

“Собственность”.  История о том, как жителям Пенанга пришлось углубить пролив и достроить причал, когда пароходы пришли на смену парусникам.

 

 

“Нет пластиковым пакетам!”.  Такой закон был принят в Пенанге в 2011. Всех жителей призывают использовать корзинки и авоськи, но никак не пакеты. Эта скульптура показывает домохозяйку, которая скупила весь базар, а теперь не знает, как купленное добро дотащить до дома. А тут и продавец корзинок откуда ни возьмись….

 

 

Последующие четыре скульптуры принадлежат к одной серии: “Процессия Чингай”.

 

 

Их установили на отдельно стоящие колоны в небольшом торговом центре. Скульптуры посвящены традиционному шествию циркачей Чингай, которое, вроде как, зародилось в Пенанге, а потом распространилось на всю Азию.

 

 

 

Один из циркачей – маленький мальчик- выделывает чудеса на маленьком велике с тренировочными колёсами.

 

 

Другой циркач балансирует на высоком одноколесном велосипеде.

 

 

Этот артист выкамаривает с флагом на голове.

 

 

“Хлыст”.  Суровая мамаша пытается воспитывать своего сына с помощью хлыста. Видимо, его успехи в учебе не оправдали её ожиданий. Она с издевкой предлагает сыну выбрать хлыст самому. К сожалению, это чистая правда: на этой улице была череда магазинов, где в далеком прошлом продавались всякие изделия из рогожи.  И хлысты  тоже.

 

 

“Лимузин”. Скульптура на улице Карнавон. Здесь в своё время китайцы продавали всякую ерунду, книжки, а также гробы и сопутствующие товары, которыми являлись поделки из бумаги и дерева. По китайскому поверью, надо сжигать бумажные копии всевозможных вещей, которые пригодятся их родственникам в потустороннем мире. Вот этот мастер сделал макет лимузина и пытается навязать его владельцу магазина.

 

 

“Водный путь” представляет нам трагедию неразделенной любви, где залетный купец распевает серенады даме своего сердца, даже не подозревая, что она уже замужем. А её нервозный муж в сердцах посылает ему проклятия. Жене, наверное, тоже достанется, но потом.

Как оказалось, здесь есть ещё и подспудная история про канал Прангин, который был водной артерией Пенанга – все товары прибывали по нему. Сама бы я в жизни не додумалась про канал, но гид мне все рассказал. Я ведь была очень озабочена любовными страстями и возможными последствиями.

 

 

 

 

Скульптура “Прирожденный писатель” посвящена Ахмаду Рашиду Талу (1889-1939), первому малайскому автору, который описывал события местных жителей. Его книги печатали прямо здесь, а некоторые новеллы даже поставили в театре. Он был необычайно продуктивным писателем, и скульптор утрировал слегка, изобразив Ахмада в колыбели с ручкой в руке.

 

 

Это, пожалуй, моя любимая скульптура. “Слишком узко” называется она. Молодой веселый рикша завёз своих престарелых пассажиров в необычайно узкую улицу и повозка попросту застряла между домами. Его же это обстоятельство нисколько не смутило, и он радостный ускакал куда-то вдаль. Неудачники-клиенты остались сидеть с раскрытым ртом. Шикарно!

 

 

 

Эти скульптуры собирают большое количество народа даже в ночИ, так как большинство подсвечивается разными цветами. Я тоже ходила посмотреть на некоторые из них недалеко от моей гостиницы.

 

Считаю необходимым упомянуть имена скульпторов-карикатуристов. Это Баба Чуа, Лефти, Реджи Ли и Тан Мун Киан. Они славно постарались!

 

 

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*